Казачьи части армии П. Н. Врангеля на Лемносе (ноябрь 1920 — ноябрь 1921 годов)

В ноябре 1920 года из Крыма ушло свыше 125 тысяч военнослужащих, членов их семей -гражданских беженцев. Один из лучших поэтов русского зарубежья, донской казак-офицер, четы­режды раненный в боях, в последующем «лемносец» Николай Туроверов (1899—1972) так писал об этой странице русского исхода:

Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня.
Я с кормы все время мимо
В своего стрелял коня,
А он плыл, изнемогая,
За  высокою кормой,
Все не веря, все не зная,
Что прощается со мной.
Сколько раз одной могилы
Ожидали мы в бою.
Конь все плыл, теряя силы,
Веря в преданность мою.
Мой денщик стрелял не мимо —
Покраснела чуть вода...
Уходящий берег Крыма
Не забуду никогда.

Командир Кубанского казачьего корпуса генерал-лейтенант М. А. Фостиков с офицерами по прибытии на Лемнос в декабре 1920 г.
Командир Кубанского казачьего корпуса генерал-лейтенант М. А. Фостиков с офицерами по прибытии на Лемнос в декабре 1920 г.

За переброску воинских частей и беженцев отвечали французы. Они-то и предложили гене­ралу П. Н. Врангелю в качестве места базирова­ния крупных соединений «проверенный» остров Лемнос. Решено было отправить туда Кубанс­кий казачий корпус под командованием генерала Фостикова М. А., всего около 16 тысяч человек. Но вместе с собственно частями корпуса на Лем­нос прибыли еще более полутора тысяч человек. Председатель Кубанской Рады (правительства) Д. Е. Скобцов в декабре 1921 года в беседе с кор­респондентом эмигрантской газеты назвал сле­дующие данные: военнослужащие корпуса — 15 тысяч, дивизион «первопроходников» — 300 чело­век, генералы, офицеры, находящиеся в резерве (отставке), и гражданские лица — около 1200, Рада (члены правительства, сотрудники аппара­та, их семьи) — более 470 человек.

image_pdfimage_print
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12