Казачьи части армии П. Н. Врангеля на Лемносе (ноябрь 1920 — ноябрь 1921 годов)

Командование всеми силами старалось, чтобы интернированные воинские подразделения не превращались в простые беженские лагеря. Поэтому распорядок дня был как на военных сборах: подъем в 5 часов утра, гимнастические упражнения, строевая подготовка, учебные полевые занятия, офицерские курсы. Юнкерские училища в мае 1921 года даже произвели «лемносский выпуск» офицеров. Для казаков в возрасте также была предоставлена возможность получить офицерское звание. В Кубанском казачьем корпусе организовали офицерскую школу, которую возглавлял полковник К. Ф. Зерщиков. Там устраивали смотры, парады — общие на приезд генерала П. Н. Врангеля, по лагерям и частям — в праздники.

Вот выдержка из отчета главнокомандующего о своем пребывании на Лемносе в феврале 1921 года: «Условия жизни на острове минувшей зимой были очень тяжелы. Неустроенный лагерь, сильные ветры, срывавшие палатки, дожди, смывавшие тонкий слой глины, полная отрезанность от мира отразились на настроении казаков. Но, несмотря на перенесенные невзгоды, естественную тоску по Родине, казаки остались орлами и, как прежде, лишь ждут, чтобы их вновь повели к победе над врагом. Строевые части кубанского корпуса были мною осмотрены 18 февраля 1921 года. Казаки представились отлично. Лучше других — 2-я Кубанская дивизия, в которой вообще больше заметен внутренний порядок и заботливость о людях...»

Значительную помощь командованию Лемносской группы войск оказывал представитель Всероссийского земского союза Митрофан Шаповаленко. Архивные документы свидетельствуют, что многие мероприятия по обустройству лагерей, привлечению людей к активной деятельности были осуществлены благодаря именно его инициативе и энергии.

При всем стремлении наладить «нормальную жизнь», сохранить строй и дисциплину, подчинить своей воле все тяжелые обстоятельства не будет преувеличением сказать, что каждый казак и офицер на Лемносе мечтал о переезде в славянские страны, в более близкую русскому сердцу обстановку, где не будет полуголодного существования, где появятся хоть какие-то перспективы. В мае по лагерям пошли разговоры, что вот-вот начнут грузиться на пароходы. Особенно они усилились после того, как 22 мая 1921 года отплыли в Болгарию 152 ученика и учителя Кубанской детской школы.

image_pdfimage_print
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12