Казачьи части армии П. Н. Врангеля на Лемносе (ноябрь 1920 — ноябрь 1921 годов)

На острове собрались более двух десятков православных священников. Главным образом полковых, прошедших со своими частями через Первую мировую и гражданскую войны, — протоиереи Иаков Попов, Андроник Федоров, священники Михаил Шишкин, Николай Рудников, Михаил Мишин и другие. Благочинными русского духовенства на острове были митрофорные протоиереи Георгий Гончаров (1863—1930, Франция), Дмитрий Трухманов (t 1945, Дрезден, Германия) и протоиерей Петр Соцердотов (f 1927, Болгария). Все лемносские, в прошлом «фронтовые», «окопные», батюшки были любимы солдатами и офицерами, особенно за самоотверженность, за самопожертвование (многие служили в инфекционном и других госпиталях казачьих корпусов), за стремление полностью разделить тяготы воинской службы со своей паствой. Трое из них — протоиерей Петр Федоров (66 лет), госпитальные священники Михаил Зубилин (47 лет) и Василий Царенко (37 лет) остались лежать в лемносской земле.

В каждой палаточной церкви пел казачий хор, а на службах в Мудросе и в Портиану хор, который создал в Донском казачьем корпусе хорунжий С. А. Жаров. Тот самый Жаров и тот самый хор, покорявший впоследствии на протяжении многих десятилетий русскими духовными песнопениями и народными песнями весь мир. В своих воспоминаниях Сергей Жаров писал, что казаков, изнуренных нравственно и физически, сильно влекла старая мудросская церковь, которую греки отдали в распоряжение русского духовенства. Здесь в четверг на Страстной неделе впервые жаровский хор пропел всю службу. Казачий коллектив стал давать концерты в лагерях, на которые собирались и многочисленные гости — греки, офицеры и солдаты антантовских войск. Русские народные песни, духовные произведения в исполнении хора «приводили в восторг даже холодных англичан».

Через Лемнос прошел еще один известный хормейстер русского зарубежья — донской казак, уроженец станицы Цымлянской Н. Ф. Кострюков.

В июле 1921 г. перед отъездом в Югославию кубанец хорунжий М. Бреславец составил чертеж кладбища в Калоераки с указанием дороги к могиле своего умершего друга хорунжего В. Красноплахтова.
В июле 1921 года перед отъездом в Югославию кубанец хорунжий М. Бреславец составил чертеж кладбища в Калоераки с указанием дороги к могиле своего умершего друга хорунжего В. Красноплахтова.
image_pdfimage_print
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12