О судьбе «лемносцев» в эмиграции

В 1925 году, когда стало ясно, что армию сохранить не удастся, она переходит на «общественные начала» — создается Российский Общевоинский Союз (РОВС). Многие эмигранты, понимая, что возвращение в Россию откладывается на неопределенное время, начинают устраивать свою жизнь на чужбине. Значительная часть кубанцев и донцов обосновались в Югославии и Болгарии на постоянной работе, обзавелись семьями. Немало из них получили средне-техническое и высшее образование, стали инженерами, архитекторами, врачами, журналистами, артистами. У некоторых открылся поэтический и писательский дар. Вклад русской эмиграции в научно-техническое и культурное развитие этих двух стран общепризнан.

Но ни Югославия, ни Болгария не были в состоянии предоставить возможности для учебы и работы такому огромному для их масштабов количеству русских беженцев. Поэтому во второй половине 20-х годов многие русские стали уезжать в другие государства, прежде всего во Францию, Чехословакию, Германию. Некоторые «лемносцы» уже тогда перебрались в США. Однако ядро их до начала второй мировой войны все же оставались на Балканах.

До 1941 года подавляющее большинство участников «лемносского сидения» жили мирной жизнью, растили в духе любви к России своих детей. Все изменилось в июне 1941 года. «Лемносцы», как и вся белая эмиграция, оказались перед выбором: поддержать Гитлера ради свержения любой ценой ненавистной коммунистической диктатуры в России или, по меньшей мере, отойти в сторону, осознав, что речь шла не о смене режима, а о порабощении так любимой ими родины.

Значительная часть «лемносцев», может быть, более половины, выбрали первый путь. В чем причина этого неприемлемого для нас выбора? Безусловно, надо иметь в виду, что людям, претерпевшим столько горя, изгнанным из России, оставившим там своих родных и близких, большинство из которых к этому времени были репрессированы, трудно было летом 1941 года понять характер, глубинный смысл начавшейся войны. Да и результаты первых месяцев боев — Красная армия стремительно отступала, солдаты и офицеры десятками тысяч без серьезного сопротивления сдавались в плен, население оккупированных территорий в немалой своей части чуть ли не приветствовало немцев — укрепляли эмигрантов во мнении, что речь шла об освобождении русского народа от большевиков силою германского оружия. Ведь многие все еще оперировали категориями Первой мировой войны и не понимали сущность гитлеровского фашизма и его реальных устремлений.

image_pdfimage_print
Страницы: 1 2 3 4 5 6