О судьбе «лемносцев» в эмиграции

А здесь еще некоторые «отцы-командиры», особенно Краснов, Шкуро, а также Абрамов, Науменко и другие, заигравшись за годы эмиграции в политику, запутавшись в связях с различными иностранными структурами, в том числе со спецслужбами, выступили с призывом встать в один ряд с немцами «для освобождения Родины». Краснов, бывший патриот и монархист, на старости лет напялил на себя немецкий мундир.

Воду активно мутили и сторонники «независимых» Кубани и Дона, сыгравшие в годы гражданской войны предательскую роль в отношении белого сопротивления. В 20-30-е годы они сбились в различных странах в кружки, которые занимались мифотворчеством на тему страны «Казакии» и самобытного казацкого народа, происходившего чуть ли не от Адама. Главное, что их объединяло, как объединяет всех «самостийников» вообще, — это ненависть к русскому народу. Вот они-топервыми бросились к немецким фашистам, интуитивно чувствуя их реальные цели — раскромсать, уничтожить Россию как государство, а русских как нацию. Пропаганда «самостийников» с ее, как правило, графоманскими «виршами» и находившимися за пределами науки «историческими» исследованиями оказала воздействие на малообразованную часть эмигрантов-казаков, истосковавшихся в изгнании по Дону и Кубани.

Многие «лемносцы» стали записываться в создаваемый немцами на оккупированной югославской территории Русский охранный корпус. Его задачей было несение сторожевой службы. Но с 1942 года, по мере разрастания коммунистического партизанского движения во главе с Тито, корпус втянулся в тяжелые бои, которые продолжались вплоть до 1945 года. Именно русские, а не немецкие части были основными противниками титовских партизан. Некоторые подразделения корпуса осенью — зимой 1944 года участвовали в боевых столкновениях с частями Советской армии на территории Югославии.

image_pdfimage_print
Страницы: 1 2 3 4 5 6