Первая волна русской эмиграции на Лемносе (февраль — ноябрь 1920 года)

Сколько же русских беженцев высадилось на Лемносе в марте-апреле 1920 года? Из архивных документов следует, что речь может идти о 3500—3550 человек.На июнь 1920 года в лагерях находились 3569 эмигрантов. Численность их не могла быть постоянной. Помимо умерших, а их было к этому времени около 80, кто-тоуезжал для воссоединения с семьями, кому-то удавалось перебраться в Сербию или Болгарию. Целый ряд офицеров, оправившись от ран и болезней, возвращались на фронт в Крым. Среди первых были С. Мухортов, А. Иваницкий, А. Пильц, Ф. Когутницкий, А. Абрамов, В. Любомирский, Б. де Астор, князь П. Грузинский и другие. По нашим подсчетам, в Крым в июне-сентябре 1920 г. выехало свыше 250 офицеров и членов их семей.

Тем не менее, количество русских эмигрантов летом 1920 года не только не сократилось, но даже выросло. В конце мая — июне с турецкого острова Принкипо на Лемнос были переброшены около 1500 беженцев, эвакуированных из Новороссийска еще в начале 1920 года. Натерпевшись в абсолютно неприемлемых условиях на маленьком турецком островке, они приехали на новое место с надеждой, что жизнь на Лемносе, как им говорили, более или менее налаживается. В определенном смысле так оно и было. Беженцев лагерей в Калоераки постепенно начали обеспечивать необходимым минимумом. Ведущую роль в этом играл Российский земский союз в эмиграции — беженцы даже называли лагерь «земским городком». Но страдания и лишения, перенесенные прибывшими с Принкипо, давали свои печальные результаты и на Лемносе. На кладбище в Калоераки лежат десятки выходцев с турецкого острова: дети Г. Воронец, К. Палажченко, Н. Петрова, Т. Чередеева, офицеры В. Цитович, Д. Ивчатов, Н. Волконский, казаки-калмыки М. Димонов, Б. Сусинов, М. Ходтеев, медсестра О. Люцедарская и другие.

На Лемнос прибывали из Крыма и семьи сражающихся в действующей армии офицеров. В результате число наших соотечественников на острове к концу сентября 1920 года составляло 4617 человек. Вопросами переселения эмигрантов в другие страны и устройства их там на работу генерал П. Н. Врангель и крымское правительство активно заниматься, пока шли боевые действия, не могли. В основном эта задача лежала на представителях главнокомандующего в Константинополе, Белграде, Софии, а также в некоторых других странах. Их усилия в значительных масштабах начали реализовываться лишь в октябре 1920 года. А пока надо было работать над насущными проблемами жизни беженцев на Лемносе. И главнейшая из них — дети.

Количество русских детей (в их число мы включаем 40-50 детей казаков-калмыков) на острове поражает. Из архивных документов следует, что на конец июня 1920 года из 3569 «лемносских сидельцев» 1138 были дети в возрасте до 16 лет. В лагерях венчались (за июнь—сентябрь — 6 пар), рождались дети (за тот же период — 12 человек). Новорожденные часто умирали, прожив на белом свете от двух-трех дней до нескольких месяцев. Детская смертность была особенно высокой. Важно было не только взять всех несовершеннолетних под медицинский и санитарно-гигиенический контроль, но и организовать их жизнь. Детьми занимались в основном мамы, реже бабушки. Отцы в большинстве случаев находились на фронте или погибли. Учеба детей школьного возраста прервалась еще в январе-феврале 1920 года, когда началась эвакуация.

image_pdfimage_print
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15