Русские кладбища на Лемносе

Русское кладбище в Калоераки
Русское кладбище в Калоераки

О большом кладбище на мысе Пунда (Калоераки) читатель уже знает из предшествующих страниц. Как же появилось второе?

Когда части Донского казачьего корпуса начали в конце декабря 1920 года размещаться у города Мудроса, мысль о своем кладбище не возникала — вроде бы есть одно в расположении кубанцев, и достаточно. Но вот 26 января 1921 года умер хорунжий Павел Дьяков, и командование донцов поняло, что везти умершего к кубанцам 15 км вокруг мудросского залива невозможно. Обратились к союзникам, и англичане быстро выделили небольшой участок на антантовском кладбище близ Мудроса. Оно, кстати, располагалось рядом с лагерем Донского корпуса. Не зря, видно, донцы, ставя в декабре 1920 года под проливным дождем палатки и поглядывая на ограду союзнического кладбища, мрачно шутили по поводу «удачно выбранного места» для своего лагеря.

1 февраля 1921 года на участке был похоронен старший урядник Михаил Топилин из 3-ей Донской конной батареи, уроженец станицы Петровской. Так участок на англо-французском кладбище стал превращаться в русский погост. Всего на нем сегодня лежат 29 человек (26 донцов, в том числе казак-калмык, 1 астраханец, 1 кубанец и супруга полковника Карякина Мария, мать шестерых детей). Последняя могила (вахмистр Вениамин Ерыженский из станицы Раздорской) относится к 31 мая 1921 года. В июне лагерь был закрыт — все донские части переведены в Калоераки на освободившиеся места, так как началась переброска кубанцев в Югославию.

Смертность в казачьих частях и среди беженцев в ноябре 1920 — октябре 1921 годов была значительно ниже, чем среди эмигрантов весенней волны 1920 года. Безусловно, свою положительную роль сыграла более высокая организованность казачьих лагерей, военная дисциплина и взаимовыручка. Однако главное в том, что Донской и Кубанский казачьи корпуса эвакуировались на Лемнос вместе со своими госпиталями, врачами, фельдшерами, медсестрами, санитарами. Снабжение самыми необходимыми лекарствами, прежде всего по линии американского Красного Креста, в целом было сносным. Врачи, весь медперсонал имели серьезный, порой многолетний опыт фронтовой работы. И хотя прежде им приходилось иметь дело в основном с ранеными, а на Лемносе — с больными, их самоотверженные усилия давали положительные результаты.

Так, через 1-й Донской сводный полевой госпиталь в январе-июне 1921 года прошло 523 больных, из них умерли 27. Основная причина и заболеваний, и смертей — разные виды тифа (207 человек), острые желудочно-кишечные заболевания (38), туберкулез легких и другие болезни органов дыхания (45). Понятно, что в крайне тяжелых условиях жизни и скученности огромной массы людей именно эти заболевания поражали офицеров и казаков, четвертая часть которых ранее перенесли ранения и контузии. Примерно такие же показатели были во 2-м Кубанском госпитале, половина мест в котором отводилась беженцам — женщинам, детям старикам.

image_pdfimage_print
Страницы: 1 2 3 4 5 6