Преображение над бухтой Золотой Рог

Замерзший Владивосток. Пустые обледенелые улицы. Туман над заливом и мачты фрегата без парусов. Мороз пахнет морем. Небо весеннее, радостное, нежно-голубое. Укрывает тонкой акварелью океанские волны.
Серые стены недостроенного собора. Тянутся в голубой простор над бухтой Золотой Рог. Едва работает большой кран и несколько неторопливых азиатских рабочих. Какая-то застывшая, замерзшая картина. Фрегат без парусов и храм, на котором еще нет куполов.
Солнечные лучи над солеными волнами. В радостном теплом свете слабеет декабрьский мороз. Сверху, с вершины Океанского проспекта лучатся праздничные купола Покровского собора. Там внутри справа от алтаря – Порт-Артурская. Потускневшая икона Царицы Небесной. Отражает свет тонкой свечи. Иерусалимский свет…

Божественная Литургия над Амурским заливом. В Воскресение Христово. Самая первая литургия у строящегося Спасо-Преображенского собора. В небольшом временном храме…

Собор хотели возвести еще в 1912 году. Святая Государыня императрица Александра Федоровна взяла под свое покровительство этот величественный замысел. Преображение России с Востока. Оттуда, где зажглась Вифлеемская Звезда…

И только сегодня, через сто два года – первая литургия. Начало жизни великого храма в честь Преображения Спасителя. Начало Преображения.

Седой старец Владыка Вениамин выходит из алтаря. Благословляет большим крестом.

— Время – река, которая течет в вечность, — произносит владыка в своей воскресной проповеди, — Создатель испытывает здесь свое творение, чтобы подготовить его к жизни вечной. И нужно ценить каждую секунду…

Кажется, сколько потеряно этих секунд! Уже сто два года строится Спасо-Преображенский кафедральный собор в городе Владивостоке. Собор, который имеет глубокое сакральное значение для всей России. И до сих пор он стоит над бухтой с византийским названием без куполов и крестов.

…Фрегат без парусов у причала. Парусник «Надежда», который летом оказался у берегов чудесного греческого острова Лемнос. Владивостокский фрегат «Надежда» своим дальним морским походом соединил те места, где до последней секунды жила настоящая Россия. Во Владивостоке до осени 1922 года генерал Михаил Константинович Дитерихс со своей ратью защищал монархию. На острове Лемнос тысячи русских беженцев, покинувших Россию из Крыма, еще дольше стояли оплотом Российской империи. И вся их жизнь подчинялась ее законам. Лемнос и Владивосток – два места на Земле, в которых стали незримы последние следы уходящей России. Той настоящей Святой Руси…

Надежда с белыми парусами соединила пространство. Лемнос – земля Византии. И русский город Владивосток, омываемый византийскими бухтами и проливами. В этом соединении оживает Россия, восстают ее русские мученики за Христа, покоящиеся в лемносской и владивостокской земле.

И крепнет надежда на Преображение России. Она ведь есть у всех молящихся за наше родное Отечество, за Русь Святую и Веру Православную.

Первая Литургия у стен Преображенского собора – событие в жизни всей нашей страны. Первые прихожане – человек двадцать. И первая служба митрополита Вениамина у величественного храма Спасо-Преображения.

…Теплеет. Чуть подтаивает снег на причале. Слабая темно-зеленая волна трогает борт фрегата. Недостроенный собор в цвет светло-серым облакам. И яркое ослепительное солнце над бухтой Золотой Рог.

Игорь Романов

image_pdfimage_print