Каждый третий хочет возвращения монархии

Специальный выпуск «Нашей точки зрения» о сенсационных результатах опроса ВЦИОМ.  Гости в студии — Леонид Решетников, Константин Залесский, Михаил Смолин.


Фото: Прокофьев Вячеслав/ITAR-TASS

Леонид Решетников: Это происходит после 100 лет мощнейшей антимонархической пропаганды, уничтожения и изгнания людей, которые носили эту идею. Когда закончилась советская власть, продолжилась дискредитация монархии. И вдруг мы видим, что молодежь 18-35 лет сама приходит к этой идее. Все равно правда пробивается сквозь асфальт, сквозь бетон.

Константин Залесский: Для меня это не было новостью. Я был в эфире радио, там проводили опрос, и опять же практически треть выступили за монархию, а теперь опрос ВЦИОМ повторяет этот результат.

Михаил Смолин: За последние 11 лет рост тех, кто безусловно за монархию выступает – в 2 раза. Это говорит о том, что убежденных монархистов за 11 лет стало в два раза больше. 37 процентов за монархию в СПБ и Москве — это огромная сумма, это тренд. Для молодежи зомбирование большевистской идеологией уже отходит в прошлое. Они смотрят на монархию уже более взвешенно.

Степан Львов, ВЦИОМ: Люди считают, что монархия обеспечивает стабильность, преемственность, устойчивость, наделяет определенными чертами рационального устойчивого планомерного у правления. В отличие от демократии.

Леонид Решетников: Мы видим развитие мира. Сегодня особенно. И видим, какие процессы во всех странах, где эта система власти, которая называется «демократия», не обеспечивает ни стабильности, ни движения. И самое главное она убивает и морально-нравственную составляющую.

Монарх — это фигура, человек, который не заинтересован ни продать, ни предать. Он строит дом, он за него отвечает, у него сын, он должен передать в целости и сохранности. Он отвечает за это, это его хозяйство, это его дом. И пускать туда квартирантов или продать чулан смысла нет.

И фигура монарха — в этом огромная сила. И люди это просто чувствуют. Ну тысячу лет мы так развивались. Как ни выбивай это естественное состояние

Мы развивались поступательно. У нас были разные периоды. Но все-таки это шаг вперед.

Мы дошли до Камчатки, до Аляски. Мы создали великую культуру.

Писатели, поэты, ученые открытия. Мы же до сих пор ездим по железным дорогам, которые на 2/3 или даже на ¾ построены и проложены в империи. Смешно слышать от критиков, когда слышишь от них, мол, Российская Империя была отсталая страна. В то же время, а как же эти имена, великие: Достоевский, Пушкин? В Европе их все знают и любят. Как может в отсталой стране родиться великая культура?

Монарх — он же объединял всех. Это стержень, объединяющий бурята, чеченца, русского татарина, еврея. Объединяет белый царь, как говорили мусульмане. А что сейчас объединяет нас? Хорошо, у нас президент такой. Его любят все. Но президенты меняются. Вот сменится, будет вдруг тот, которого не любят. Как Ельцина, например. И страна стала расползаться – сепаратизм, войны.

Михаил Смолин: Монархию нельзя ограничивать только политическими смыслами. Потенциальный рост приверженцев монархии должен расти столь же быстро, как растет количество православных верующих. Как говорил Данилевский, принцип власти выбирается историей. В России история выбрала для этого монархию. Именно монархия создала Россию, смогла провести ее через тысячелетнюю историю определенное количество побед.

Она создала нас, воспитала нацию, сформировала национальный характер, собственно даже выбрала нам веру. Даже сложно сказать, к чему монархия у нас не приложила свою руку.

Константин Залесский: В оборот вошли термины — традиционные ценности, патриотизм. Молодой человек задает вопрос: к какому же предыдущему строю это имеет отношение? К либеральной республике? Нет! Любой молодой человек задумается, в какой стране он будет жить. Старшее поколение более «зашорено». В этом году впервые молодежь сказала: «А, в общем-то, нам советские ценности не особо нравятся».

Леонид Решетников: Царь-батюшка – такое название было распространено среди обычных людей. Для них было естественно обращаться к царю «царь-батюшка». Ты действительно отец, на тебя все ложится. Отцовство царя естественно для монархии. Это человек, который отвечает за тебя во всех смыслах.

Люди после ухода Николая Второго говорили, что без царя-батюшки нельзя. Большевики сыграли на этом — и выдвинули своего «квази-царя». Люди тогда пошли за человеком, который не был ни царем, ни батюшкой – и многим пришлось сложить головы.

Михаил Смолин: Это ощущение, как правильно. У нации есть чутье, ощущение, что правильно и как правильно. И монархия личности императора длает психологическую связь, при отсутствии его люди хотят восстановить связь. Населению важно иметь живую, человеческую связь с тем, кто правит в стране. СССР — период безотцовства, мы уже настрадались от этого. Требовалось идейное наполнение — наполнить желание мировоззрением. Медленно но верно завоевывает симпатию монархия.

Константин Залесский: Эти цифры должны радовать не только монархиста, но и человека который радеет за свою Родину, потому что принцип монархии абсолютно справедливый: это принцип двусторонней связи. Раз начинает создаваться моральная структура, она восстанавливается — это должно быть радостно не только сторонникам монархии.

Михаил Смолин: Хорошо говорил Солоневич, что монархия выгодна для бедных, а демократия для богатых. Потому что в демократии мы видим, что в итоге побеждают деньги. А в монархии невозможно прийти к власти, там нет борьбы за власть. Там можно присутствовать только по своей профессиональной линии. Потому что вот эти политиканы, которыми наполнены парламенты, никого не представляют кроме своих групп и денег.

Леонид  Решетников: Монархисты — это люди чести. Мы последние 20 лет стали эти формулировки о чести, достоинстве, употреблять в служебной деятельности — медали, лозунги, эмблемы, формулировки...Я думал — мы чувствуем эти слова, но пока ничего не вкладываем в них. А тогда в массовом сознании эти слова были основой, фундаментом, они были реальны. Честь — стало модно говорить после Пикуля «честь имею» — люди не задумываются, что это значит «я имею честь с вами общаться» — это не ко мне обращено, а к вам, это православный принцип — любовь к ближнему!

Константин Залесский: Люди, выступающие за монархию —  это более информированная, более думающая категория. Молодежь, которая думает о своем будущем. Более образованные люди имеют большее количество информации. Жители городов — у них больше источников к информации.

Это говорит лишь о том, что у нас в стране очень мало информации доходит до небольших городов. Просто не хватает информации, иначе эти проценты были бы значительно больше.

Посмотрите на символы Москвы: Кремль, Храм Христа Спасителя, Храм Василия Блаженного. В других городах символ не памятник Ленину, а скорее всего, храм, который где-то сохранился, где-то восстановили. Или старинное здание. Кремль в Нижнем Новгороде. Кто вспомнит, глядя на него, что там был обком партии? Оттуда Минин и Пожарский повели рать на Москву освобождать от поляков.

Михаил Смолин: Восстановление исторической правды — вещь очень сложная. Заставить людей разбираться, что же и как же проихсодило в 1917 году, вот это вхождение революции в русское общество и утилизация этого русского общества.

У населения есть желание быть осознанными гражданами своей страны. Понимать, что в ней происходило, не обращая внимания на ложные исторические конструкции, которые пропагандировались долгие годы.

Увидел на «Эхо Москвы», что 88% против монархии. Откуда люди берут эти цифры? Можно открыть сайт ВЦИОМа и все увидеть. Либералы на каждом шагу врут. Люди это видят. Им надоела фальшивая пропаганда. Хочется серьезно рассматривать интересные большие исторические вопросы, чтобы не быть объектом пропаганды а быть актором знания своей истории.

Леонид Решетников: Я только к 45 годам прошел этот перелом. Благодаря тому, что стал получать дополнительную, новую информацию. Вывшел за рамки официальной советской истории. Когда у человека много информации, взгляды шире — тогда и появляется возможность переосмысления. Мы должны просто вести войну. Это информационная идеологическая война. Мы долджны очистить историю от лжи. Давайте возвращаться к исторической правде. И мы можем ошибаться, допускать субъективизм — но не врать.

Врать как мы врали десятилетиями — нельзя. Мы дебилизируем наш народ. И этот процесс надо останавливать — хорошо, что молодежь понимает это.

Требуется бескомпромиссная позиция в оценках трагедии — революции: нет никаких оправданий и не может быть.

Леонид Решетников: Россия возрождается. Но мы должны делать определенные выводы. Мы не должны оценивать монарха категориями сильной личности. Монарх — отец, прежде всего, моральная личность, которая заботится о своих детях.

ОПУБЛИКОВАНО ПО: http://tsargrad.tv/articles/kazhdyj-tretij-hochet-vozvrashhenija-monarhii_54996

Поделитесь