Кто воистину русский

Священномученик Иларион (Троицкий) отмечал в 1916 году — то есть, непосредственно перед революционными потрясениями: «Русская болезнь имеет в своей основе грех против Церкви. Отношение к Церкви — вот пробный камень для русского человека. Кто верен Церкви, тот верен России, тот — воистину русский. Кто отрекся от Церкви, тот отрекся от России, оторвался от русской почвы… В жизни исключительно религиозных народов всегда так и бывает… Сущность русской народной болезни и можно усматривать в том, что часть русского народа тяжело согрешила против Церкви, отошла от Церкви, вышла из-под ее руководства, потеряла связь с жизнью церковной».

Но разве не сие же наблюдается в столетие перед Смутой? В Россию из Литвы (через Новгород) проникла ересь «жидовствующих». Официально она считается побежденной на Соборе 1504 года. Однако, уже на Соборе 1553—1554 гг. осуждаются еретики Феодосий Косой и Матвей Башкин (причем у них имелись и ученики). Тот же Феодосий учил подобно «жидовствующим»: отвергал иконы, святые мощи, таинства Церкви. Он открыто проповедовал: «К попам не приходите, и молебнов не творите, и молитвы их не требовати, и не кайтесь, и не причищайтесь, и темияном не кадитися, и на погребении от епископов и от попов не поминатися… Подобает поклонятися духом Отцу, а не поклоны творите, ни на землю падати и поклонятися, ни проскуры, ни капуны, ни свечи приносити».

Грех против Церкви — налицо…

Учреждение Московского Патриархата и избрание первым патриархом святителя Иова произошло в 1589 г. Особое попечение в этом деле принадлежит царю Феодору Иоанновичу и его фактическому соправителю и родственнику Борису Годунову.

Обычно все заслуги приписывают активности Годунова, а Феодора Иоанновича оставляют в стороне. Опять и опять выплывает странное неприятие истинного исторического положения. Еще с книг Карамзина российское общество почитало последнего царя из московских потомков Рюрика чуть ли не слабоумным. Но историки знают о том, что Феодор водил полки в бой. Извините, но слабоумные не командуют армией. Поводом к клевете послужило настоящее, а не показное, православное благочестие Феодора Иоанновича. На тех же основаниях в XVIII столетии Александра Васильевича Суворова — величайшего нашего полководца почитали чудаком и шутом: «Ах, он вместо того чтобы к руке матушки-императрицы Екатерины приложится, прежде всего, на иконы крестится!» «Ужасный век, ужасные сердца!» (А. С. Пушкин). Не скажешь по-иному.

Божий Промысл о России в учреждении патриаршества откажется признать лишь закоренелый атеист. До начала Смуты, когда светская власть потеряла вес, а затем и рухнула, оставалось примерно 11 лет. Если бы в России не было патриархов, духовный авторитет коих, сам по себе стягивал православных христиан под скипетр Церкви, то, может быть, и Смутное время окончилось бы распадом страны на куски и кусочки. Божие наказание за ересь поражает и до третьего колена…

Смута всегда характеризуется вторжением в разобщенную землю и вражьих войск, и чужой идеологии. Восстановление патриаршества в 1917 году позволило святителю Тихону (Беллавину) отстоять самость не только Православия, но и России. И не вина патриарха, что призыв его о прекращении междоусобицы и вакханалии братоубийственной войны не пожелали принять революционные толпы.

В 1605 году же против всеобщего предательства и ненависти восстал патриарх Иов.

О детстве Иоанна — будущего патриарха Иова практически ничего не знаем. Но уже с отрочества он подвизался в Успенском монастыре в родном городе Старица (ныне Тверской области). В 1569 г. обитель посетил Иоанн IV. И инок Иов (Иоанн — в миру) привлек своим благочестием государя. Вскорости святой Иов стал архимандритом. Далее он исправлял пастырское служение и начальствовал в московских монастырях. Затем был возведен в епископский сан. А в 1587 году Иова уже зрим на митрополичьей кафедре в Москве. «23 января 1589 г. при участии патриарха Константинопольского Иеремии состоялось наречение, а 26 января — торжественное поставление митрополита Иова в патриарха Московского и всея Руси».

Святитель Иов прославился своим смирением и добротой. И он очень многое сделал для Православной Церкви.

Из Жития узнаем, что «святитель Иов был ревностным служителем Церкви и мудрым пастырем... Особенно важным было начатое святителем печатание богослужебных книг, которых повсеместно не хватало, а особенно в новопросвещенных землях Поволжья и Сибири. По благословению святителя Иова впервые были изданы: Триодь Постная (1589), Триодь Цветная (1591), Октоих (1594), Минея Общая (1600), Чиновник архиерейского служения (1600) и Служебник (1602). Патриарх Иов первым поставил дело книгопечатания на широкую основу.

При святителе Иове были прославлены многие русские святые: Василий Блаженный, преподобный Иосиф Волоцкий (святитель сам написал ему канон и «исправил службу»), святители Казанские Гурий и Варсонофий, благоверный князь Роман Угличский, преподобные Антоний Римлянин и Корнилий Комельский, блаженный Иоанн Московский, преподобные Игнатий Вологодский и Мартирий Зеленецкий.

Свои личные средства и богатые царские подарки святитель Иов употреблял на дела милосердия и строительство храмов. Только в Москве в период с 1592 по 1600 год были построены двенадцать храмов, основаны Донской, Зачатьевский и Ивановский монастыри. Строились храмы и монастыри в Сибири и других епархиях. При святителе Иове проводилась активная миссионерская деятельность в отдаленных районах государства, были вновь учреждены Псковская, Астраханская и Карельская епархии. Семена Православия, посеянные патриархом Иовом, принесли в дальнейшем свои духовные плоды, благодаря которым сохранились и упрочились северные и южные пределы Русского государства».

Патриарх Иов, по нашему мнению, являлся точным духовным наследником преподобных Сергия Радонежского и Иосифа Волоцкого (коего он, видимо, любил и почитал особо). Иов был радетелем монастырей и просвещения народного как Сергий и обличителем неправды как Иосиф. Вспомним, что русские монастыри в годину Смуты спасли от гибели и голода многих православных христиан. А наследие Сергия Радонежского — Троице-Сергиева Лавра встала еще и крепостью на пути лихих людей и поляков.

Святитель Иов всеми силами противостоял грабительскому захвату царского престола Лжедмитрием I (тайным католиком и самозванцем).

И опять свершился грех против Церкви. Во время Божественной литургии клевреты самозванца ворвались в храм, избили святителя и сорвали священные одежды. Но дух патриарха не сломили. Иов был отправлен в Старицкий Успенский монастырь, где долго болел и потерял зрение.

Но Бог поругаем не бывает! После свержения Лжедмитрия Первого святитель Иов (так как сам уже не мог исполнять по болезни обязанности патриарха) благословил на патриаршество митрополита Казанского Ермогена.

По некоторым, данным Ермоген происходил из казачьего рода. Будучи священником в Казани, он стал свидетелем чуда обретения Казанской иконы Божией Матери. И всю жизнь свою искренне чтил Пресвятую Деву.

Годы патриаршества Ермогена пришлись на Смуту. Польское вторжение на Русь приобрело нескрываемый характер. Лжедмитрий II, в отличие от Лжедмитрия I, превратился в знамя сил, которые занимались типичным грабежом покоренных территорий. Владетель Речи Посполитой Сигизмунд III готовился к захвату русского трона и ему нашлись пособники среди боярства. С помощью Польши Запад стремился поработить последнюю независимую православную страну. Так было тогда, так есть и сейчас. Политолог и философ С. Хантингтон не зря сообщает: «Запад завоевал мир не из-за превосходства своих идей, ценностей или религии (в которую было обращено лишь небольшое количество представителей других цивилизаций), но скорее превосходством в применении организованного насилия. Жители Запада часто забывают этот факт; жители не-Запада никогда этого не забудут».

При всех «радужных» настроениях американского аналитика, Запад не сумел поработить Россию ни в XX веке, ни в XVII-ом. Почему? Да оттого, что Бог посылает на Русь, таких праведников, молитвенников и духовных воинов как Иов и Гермоген.

Святитель Ермоген обличал и вел к покаянию: «...Вы забыли обеты Православной веры нашей, в которой мы родились, крестились, воспитались и возросли, преступили крестное целование и клятву стоять до смерти за Дом Пресвятой Богородицы и за Московское государство и припали к ложно-мнимому вашему царику... Болит моя душа, болезнует сердце и все внутренности мои терзаются, все составы мои содрогаются; я плачу и с рыданием вопию: помилуйте, помилуйте, братие и чада, свои души и своих родителей, отшедших и живых... Посмотрите, как отечество наше расхищается и разоряется чужими, какому поруганию предаются святые иконы и церкви, как проливается кровь неповинных, вопиющая к Богу. Вспомните, на кого вы поднимаете оружие: не на Бога ли, сотворившего вас? не на своих ли братьев? Не свое ли Отечество разоряете?.. Заклинаю вас Именем Бога, отстаньте от своего начинания, пока есть время, чтобы не погибнуть вам до конца».

Патриарх Ермоген и из заточения призывал державу к борьбе с врагом. И хотя поляки уморили святителя голодом в темнице, его гибель не была напрасной. Минин и Пожарский, ведомые кличем патриарха, подняли народ. И Второе народное ополчение освободило в итоге столицу…

В этом урок Истории и Господа Бога.

Александр Гончаров

 

Поделитесь