Невыученные уроки революций Государства Российского

В 1917 году Россия потерпела две революции. Увы, для страны в целом это не были одно поражение и одна победа. Советские идеологи лишь на несколько десятков лет смогли «подправить» счет. Моему поколению, словно железобетонную сваю, вбили в голову, что были Февральская буржуазная с пораженческим временным правительством и Великая Октябрьская революция с победившим пролетариатом.

Никто не акцентировал, что два «снаряда» убойной силы влетели в русский окоп в один год. Важнее было найти «крайнего». Им стал царский режим, победу над которым в СССР было принято отмечать демонстрацией с гармошкой и водкой, чтобы не замерзнуть в ноябрьский морозец.

Тогда в школе и вузе мы прилежно учили уроки революций, а теперь выясняется, что во многом это была придуманная история. Спустя 100 лет заблуждения из-под запрета выходит на свободу правда 1917-го. В эксклюзивном интервью «Уралинформбюро» это подтвердил известный историк, генерал-лейтенант СВР в отставке Леонид Решетников.

Леонид Петрович, сегодня все чаще звучит мнение, что события февраля 1917 года были трагедией для России…

Да, февральские и последующие события были трагедией для нашего народа, для нашей цивилизации. Даже не для страны, а для Русской православной цивилизации. В свое время мне довелось услышать, как президент Франции Жак Ширак сказал Владимиру Путину: «У вас все спорят, с кем должна быть Россия – с Востоком или с Западом. У вас что не понимают, что вы – отдельная цивилизация?».

В 1917 году было не крушение страны, и не монархии крушение. Монархия была образ и смысл в какой-то степени нашей цивилизации.

100 лет назад российский капитал хотел стать олигархатом, управлять страной. С другой стороны, интеллигенция сложилась как малый народ в большом народе. Это наше русское явление – малый народ без этнических признаков, совокупность людей с определенными взглядами. Их объединяли отход от веры, отход от традиций и традиционных ценностей. Главным врагом оказалась вера.

Россия перед первой мировой войной вошла в кризис. Но не каждый кризис заканчивается революцией. Даже современная Россия пережила их несколько. Тогда же верхушечный слой общества, который был под царем, не справился со своей миссией. Все рвались к власти, а у значительной части народа ослабла вера. На поверхность вышли амбиции, свои представления о власти. Это создало почву для заговора, который стал спусковым крючком, превратившим кризис в революцию.

— Один из краеугольных вопросов к событиям 100-летней давности – было ли отречение Николая II?

— Никто от государя Николая II не слышал публичного заявления от отречения. Нигде нет его личной записи, а он вел дневники, что он отрекся.

Есть только черновик, я его так называю, написанный на двух-трех машинках, склеенный из листов, со странной карандашной подписью «Николай» под самый обрез. С подозрительной визой Фридерикса (министр Императорского двора – прим.ред), который никогда ничего не визировал. Он вызывает много сомнений, что это — реальный документ.

Кто мешал в этом же вагоне на станции Дно использовать бланки царских манифестов, которые были в канцелярии? Нормально бы отпечатали, нормально подписали.

Да, есть обращение Николая к войскам. Но, как показали современные исследования, слова об отречении туда вписаны рукой генерала Алексеева (начальник штаба Верховного главнокомандующего – прим.ред).

Если царь отрекся, то почему его арестовывают, а не привозят во дворец, в Царское село? Почему он это не говорит в Петербурге перед сановниками и правительством?

Как историк и разведчик, я могу утверждать, что это – классический, хорошо организованный заговор. Это — не отречение, а свержение монархии, с использованием, говоря современным языком, майданных технологий, которые вышли из-под контроля, как это сейчас происходит на Украине.

Николай II не мог пойти на отречение. Со мной могут поспорить другие историки, но я предполагаю, что это могло выглядеть примерно так. «Раз вы говорите, что я мешаю, что я не даю выхода из кризиса, действуйте сами!»

А в это время армия, которая присягала царю, в окопах?

Они держат фронт. В Петербурге что-то происходит, они в растерянности, но не могут действовать. Перед ними враг Отечества.

Заговорщики все хорошо продумали. Сыграть именно во время войны, потому что парализация армии обеспечена. Тех генералов, кто был далеко, не втянули в заговор. Даже боялись, например, того же Юденича.

— Мы до сих пор не посвящены в то, что было на самом деле?

— У нас, возможно, самая оболганная история в мире. После 1917 года – это сокрытие, ложь, вранье.

Мой отец, уйдя на Великую Отечественную войну капитаном, не знал историю своей страны. Он знал то, что успел выучить в церковно-приходской школе в своем селе до 1920 года. А в 20-30 годы историю Отечества в школах и вузах не изучали.

У нас до сих пор в стране нет исторической политики. Учебники истории пишутся келейно, нет обсуждения – есть утверждение министерством. Нас так исковеркало за 100 лет, что мы очень далеки от реалий.

И все же с Февральской революцией, с государем мы подошли к тому рубежу, когда многие начинают понимать, что что-то здесь не то. Это уже успех. Правда все равно выйдет. Я думаю, что в ближайший год.

Это – огромная сила идти на Голгофу и вести за собой свою семью. Николай II отдался воле Божьей. Он не просил — сохраните жизнь моим детям. Это может сделать только сверхсильный человек, сверхверующий человек. Это – сакральная жертва.

Беседовал Вадим ДЫНИН

 

ОПУБЛИКОВАНО ПО: http://www.uralinform.ru/interviews/society/270083-nevyuchennye-uroki-revolyucii/

 

 

Поделитесь