РУССКИМ НЕКРОПОЛЯМ ЗА РУБЕЖОМ НЕОБХОДИМА ГОСПОДДЕРЖКА

2007_o_petr.jpgСохранение русских захоронений в дальнем и ближнем зарубежье должно стать общественно-государственной задачей России. К такому выводу пришли участники международной конференции «Острова нашей памяти: русские некрополи на чужбине». Дискуссия состоялась в Российском институте стратегических исследований (РИСИ).

ХХ век оставил особый след в истории России. В результате революционного переворота, гражданской и отечественных войн, миллионы русских солдат нашли свой последний приют вдалеке от родины. Могилы соотечественников сегодня есть почти во всех странах мира. Это и воинские мемориалы, и гражданские захоронения, и исторические памятники. Несмотря на это, в России до сих пор нет единой федеральной государственной программы по поддержке могил сограждан за рубежом. Во многом именно поэтому большинство из них находятся в плохом состоянии, а некоторые – навсегда утрачены.

Сохранение русских некрополей – это ещё и восстановление исторической справедливости, уверен один из главных организаторов этой конференции, директор Российского института стратегических исследований Леонид Решетников. Он отметил, что «без восстановления связи времен, без исторической памяти, очень трудно говорить о развитии, процветании и
возрождении России. Наша история оказалась одной из самых оклеветанных в мире. Целое столетие продолжалось ее переписывание и забвение. И даже Великая Отечественная война, которая является величайшим подвигом русского народа, и та подвергается попыткам пересмотра и искажения. До сих пор не все ее герои захоронены в России, что уж говорить о русских некрополях за рубежом, которые долгое время оставались в забвении».

«На сегодняшний день, к сожалению, нет единой государственной программы, которая бы предполагала содержание захоронений всех в комплексе. И это создает очень серьезную проблему», — подчеркнул заместитель руководителя Россотрудничества Георгий Мурадов. Так сложилось, что сразу несколько госучреждений занимаются восстановлением и охраной некрополей. Если военными захоронениями занимается Миноброны, то гражданскими памятниками — Россотрудничество. Выходом из создавшегося положения, по мнению начальника Управления международных связей аппарата ЦИК РФ Александра Кирилина, могло бы стать создание федерального агентства «Росмемориал», которое бы координировало работу.

Значительным барьером для восстановления невоенных исторических памятников дальнего зарубежья традиционно стало недостаточное финансирование. Например, в 2012 году  Россотрудничество потратило всего 37 тысяч долларов. Эксперты
подсчитали, что если двигаться такими темпами, то потребуется 99 лет, чтобы выполнить весь объем работ.

Как отметил представитель Минобороны РФ, если по захоронениям советских солдат удается достигнуть соглашений с европейскими партнерами, то с поддержанием воинских захоронений времен Первой мировой войны дела обстоят хуже. Советское правительство проявляло к ним мало интереса, поэтому за прошедшие десятилетия многие из них были утрачены. Еще хуже ситуация с государственной охраной отдельных памятников, не входящих в мемориальные комплексы и не затронутых двусторонними соглашениями. В ходе реформирования министерства культуры, на попечении которого они находились, мемориалы остались фактически без внимания государства.

Проблема, которую организаторы вынесли для обсуждения на «круглый стол», назрела давно и чрезвычайно важна, — отметил на конференции представитель  Фонда «Наследие» Сергей Симоненко. На взгляд членов фонда «Наследие», ее давно следовало бы поставить в перечень первоочередных задач и общественных, и государственных структур. Опыт работы по увековечиванию памяти, существующих и вновь открытых  захоронений соотечественников за рубежом (а наш Фонд занимается этими вопросами уже более десяти лет) показывает, что, к сожалению, эта государственного значения и звучания проблема находится у нас на втором плане. Она стоит как-то особняком, оторвана от деятельности российских представительств и внутри страны, и за рубежом.

2009_Moguil_2.jpgНедавно членам Фонда довелось принять участие в совещании общественных организаций, проводимом Министерством иностранных дел РФ. Разговор шел о деятельности наших коллег-общественников с выходом за границы России -  отчеканенных юбилейных медалях, буклетах, конференциях, встречах с бывшими влиятельными иностранными политиками и иными значимыми персонами, сайтах и различных методах народной дипломатии. Но, к
сожалению, не была даже упомянута наша сегодняшняя тема. Большинство участников, рассказывая о своей деятельности, ни разу не упомянули слово «престиж», престиж России в связи с историей наших союзнических отношений с иностранными государствами, мемориалами, захоронениями, братскими кладбищами и памятниками. Ни слова не было сказано о том, как негативно влияет на престиж государства невнимание к могилам соотечественников за рубежом. И, наоборот, как поднимают они авторитет и меняют отношение к нации, помнящей о своем прошлом, чтящей своих соотечественников. Следует добавить, что нередко акции памяти с российской стороны напоминают и местным жителям о славных страницах совместной борьбы за освобождение, за становление государственности наших союзников, братьев по вере, о страницах мужества русских в тяжелых условиях за рубежом, сказал далее Сергей Симоненко...

2007______.jpgВ 2004 году членами Фонда, тогда еще Попечительского совета Новоспасского монастыря в
Москве, было обнаружено на далеком греческом острове Лемнос русское кладбище времен 1920-21 годов. Со временем удалось установить, что здесь упокоены около 375 человек наших соотечественников – из числа беженцев из гражданского населения, казаков армий генералов Врангеля и Деникина с семьями, эвакуированных офицеров с женами и детьми. Ныне здесь появился мемориал, обустроена территория погоста, а на другом, союзном кладбище Антанты на этом же острове приведен в надлежащий вид русский участок – с надгробьями и мемориальной доской.

Но между этими событиями – многие годы поисков, работы в архивах, встреч с местными властями и представителями министерств, поиски решений и компромиссов, отсутствие у общественников официального статуса и в своей стране, и за ее рубежами, сказал далее представитель Фонда «Наследие» Сергей Симоненко.

Отметим, что на практике фонды и организации нашего профиля с первых шагов сталкиваются с различного рода проблемами и здесь, в России, и за рубежом. Серьезным тормозом в работе является отсутствие единого координирующего центра в стране. Россотрудничество – само по себе, МИД – тоже добровольно не хочет поддерживать наши проекты и участвовать в них.  А ведь согласование многих вопросов по обустройству некрополей за границей, установке и ремонту памятников, надгробий и т.п. – нередко требует присутствия официального представителя российской стороны, знающего законы и реалии страны нашей заинтересованности. С другой стороны отсутствие единого центра, наделенного определенными полномочиями, в том числе финансовыми, вынуждает общественные организации обращаться к послу России, рассчитывать на его добрую волю. Но порою мы не находили взаимопонимания – и вопрос тормозился, откладывался в долгий ящик, тянулся долгие месяцы, а то – и годы.

Казалось бы, есть все необходимое – согласие местных властей на обустройство русского некрополя, есть контакт с местными
общественными организациями, найдены спонсорские средства на установку надгробий и высадку зеленых насаждений, установку ограды – и так далее, но нет согласия российского посла, который не хочет лишних хлопот с проведением подготовительных или ремонтных работ.

В этих случаях очень нужен авторитетный и достаточно самостоятельный, условно назовем его, Центр памяти поколений с попечительским советом высокого уровня, координирующий действия государственных и общественных организаций и способный  согласовать любое подобное решение с МИД, Минфином и Минобороны (или Минкультуры). А затем общее решение о совместных акциях могло бы доводиться до посольства,  Россотрудничества и общественных объединений. Мы много говорим о повышении роли общества в государстве – это ли не возможность поднять его значимость. Можно было бы активно вовлечь в эту деятельность и Общественную палату, и ее отделения в регионах, отметил представитель Фонда «Наследие» Сергей Симоненко.

2007_________.jpgНам кажется, что движение в этом вопросе в самой России должно быть с двух сторон. Во- первых – с государственной, а во-вторых — общественные организации должны объединиться в Ассоциацию федерального или межрегионального масштаба. В качестве примера приведу Ассоциацию увековечивания памяти ветеранов Первой мировой войны Средиземноморья, где основную роль играют представители Британии и Франции. Они постоянно и эффективно контролируют и организационную, и финансовую сторону обустройства и поддержания своих некрополей за рубежом. Из этого центра идет согласование с национальными представительствами в других странах, которое при необходимости подкрепляется официальными запросами и переговорами. В бюджетах этих двух стран есть необходимые статьи на поддержку некрополей. Они дополняются взносами спонсоров и семей упокоенных в этих местах ветеранов. Есть газета, которая постоянно освещает события и новости в этой сфере, рассказывает об исторических датах и меценатах, помогающих их увековечить, сказал далее Сергей Симоненко.

Я уже упоминал здесь вопросы укрепления престижа России за рубежом. По многолетним наблюдениям членов Фонда один из путей повышения нашего авторитета, поднятия имиджа страны как раз и является забота и внимание к русским некрополям и памятным местам за границами нашего Отечества. Когда иностранцы узнают, что перед ними представители русской общественной организации, да еще нередко действующей без государственной поддержки – они становятся намного гостеприимнее и доброжелательнее. В их понимании — нет какого-то официоза, политического аспекта, государственных интересов (во всяком случае, в их прямом понимании) – и отношение меняется. Люди становятся дружелюбнее, открытее, многие вопросы решаются проще и быстрее, тем более, когда они осознают, что наши проекты тесно связаны с историей, персоналиями принимающей стороны. У нас немало примеров, когда события, участниками которых были предки местных жителей, взять хотя бы ту же Грецию, уже оказались забыты ими и только благодаря приезду русских, началу поисковых работ восстали из небытия, стали возрождаться.

2009_Ruskladb_memo__.jpgЯ не говорю сейчас подробно о таком аспекте, как постепенное сближение позиций представителей русской эмиграции и нынешней современной России, сказал далее Сергей Симоненко. Наши встречи на отеческих погостах стали настоящим актом национального примирения, возвращения духовных и патриотических ценностей, возрождения имен заслуженных людей из числа видных общественных деятелей, офицеров и солдат Гражданской войны, погибших в мучениях беженцев.

И, безусловно, одна из основных задач нашей деятельности в попечительстве над русскими некрополями за рубежами Отечества – приобщение к этой деятельности молодежи, тех кто опираясь на опыт отцов постарается не допустить ошибок прошлого, ошибок, ведущих к братоубийственным столкновениям. У нас начало в этом направлении сделан первый шаг – молодежный отряд ежегодно
ведет восстановительные работы на русском погосте на далеком греческом Лемносе. И рядом с молодежью – молодые казачата, воспитанники казачьих корпусов Кубани и Дона. Так что работа наша – долгосрочная, и если объединим усилия, то и детям, и внукам хватит, подчеркнул в заключение представитель Фонда «Наследие» Сергей Симоненко на международной конференции «Острова нашей памяти: русские некрополи на чужбине» Дискуссия состоялась 18 апреля в Российском
институте стратегических исследований (РИСИ).

Поделитесь