В СМИ замолчали смерть русского мыслителя

Наши СМИ с редким единодушием позорно замолчали кончину И.Р.Шафаревича — выдающегося ученого, патриота-государственника, сыгравшего ключевую роль в становлении русского сознания и независимой русской мысли в советском идейном пространстве.

Человек фантастической эрудиции, он читал исторические труды на языке оригинала, обладал колоссальным трудолюбием и трудоспособностью, что в соединении с логическим мышлением гениального математика позволили ему стать мыслителем огромного масштаба. Свободный от идеологических установок и клише, Шафаревич он посвятил свою жизнь поиску истины — сначала в математике, затем в общественных науках, прежде всего в истории. Этот поиск логически привел его к отрицанию философии марксизма. В 1974 г. вышла в свет его работа «Социализм как явление мировой истории», которая открыто обозначила его несогласие с основными экономическими и политическими положениями существующей социалистической системы. Однако И.Р.Шафаревич не пополнил ряды диссидентов, обласканных Западом. Ему было чуждо безрелигиозное и космополитическое европоцентристкое видение мира. А.И.Солженицын отмечал: «Среди нынешних советских интеллигентов я почти не встречал равных ему по своей готовности лучше умереть на Родине и за нее, чем спастись на Западе».

Через математику, историю, социологию, психологию Шафаревич пришел к религиозному объяснению исторического процесса. Глубоко верующий воцерковленный человек, ученый опроверг миф о несовместимости веры и знания.

Главным итогом его многолетнего научного поиска стал вывод о том, что Россия имеет высшее Божественное предназначение, оставаясь оплотом христианства для всего мира.

В начале 80-х годов вышел знаменитый труд И.Р.Шафаревича «Русофобия». Наши либералы поспешили огульно обвинить ученого в антисемитизме. Ему не простили открытый призыв обратиться к духовно-историческому наследию России, его неприятия русофобии, планов расчленения России и русского народа. В 1989 г. Шафаревич опубликовал свою работу «Две дороги к одному обрыву», в которой критиковал и социализм, и так называемую западную демократию, которую пытались навязать России наши либералы.

И.Р.Шафаревич активно участвовал в формировании Всероссийского Национального Правого Центра, организационного и политического объединения консервативных сил, опирающихся на духовное и историческое наследие России и русского народа. Он был членом общественного комитета «Русский Севастополь».

Осенью 1995 г. по заданию редакции «Литературная Россия» я встретилась с И.Р.Шафаревичем, чтобы взять у него интервью как у председателя общественного комитета «За права сербов». В августе 1995 г. авиация НАТО в рамках операции «Обдуманная сила» осуществили массированные авиаудары по позициям сербов в Боснии и Герцеговине, что стало новым витком войны в Югославии. Игорь Ростиславович рассказал тогда не только о целях и задачах организации, но и высказал свое мнение по животрепещущим проблемам того времени — шел процесс развала российской государственности, распродажи национального богатства страны, гибла наука, население вымирало…

Вот в чем И.Р.Шафаревич видел причину создавшегося положения: «В основе всего этого — слабость русского самосознания. Нельзя ставить это в упрек русскому народу. 70 лет его насильственно превращали в советский, репрессиями и гонениями вытравливали чувство русскости. Разложению национального духа еще задолго до революции способствовал тот слой российской либеральной интеллигенции, который, как писал Пушкин, «нежно чуждые народы возлюбил и мудро свой народ возненавидел». Сегодня чувство национального духа у русского народа чрезвычайно ослабло, и это проявляется во всем».

На гонения против русских в бывших советских республиках «Россия ответила преступным молчанием, чудовищным равнодушием», продемонстрировав «предательство национально-государственных интересов, бездействие и беспринципные уступки».

На мой вопрос, что же поможет русскому народу почувствовать себя не собранием индивидов, а единством, Игорь Ростиславович ответил: «Думаю, этому научит сама жизнь. Национальный дух поднимется хотя бы как реакция на гонения. Это в Москве и Петербурге можно встретить русских людей, ощущающих себя никакими. Иное дело там, где существует угроза самому существованию национального индивида. …У русских людей там просыпается осознанный патриотизм, жизнь заставляет их понять: чтобы выжить, ты должен чувствовать себя русским, жизни своей не жалеть ради своей Родины — России».

Наш разговор происходил в преддверии парламентских выборов 17 декабря 1995 г., от которых, по мнению И.Р.Шафаревича, не следовало ожидать многого. «Согласно действующей конституции при любых обстоятельствах Дума не будет играть существенной роли. Лозунги многих избирательных объединений неопределенны и расплывчаты, общеупотребительна патриотическая лексика. Коммунисты, например, говорят, что выступают за духовность и соборность, а первым пунктом их программы стоит верность идеологии марксизма-ленинизма».

На вопрос о неотложных задачах российской политики академик ответил так: «Сегодня один из шести русских оказался вне России. От России остался обрубок с произвольно начертанными большевиками границами. Существует угроза единству России. Поэтому главная и неотложная задача — обеспечить стабильное единство России, которая должна обрести естественные границы и объединить тех, кто хочет жить в составе Российского государства. Когда власти в России будут руководствоваться национально-государственными интересами страны, изменится и ее внешняя политика …Мир начинает жить в режиме всемирного полицейского государства, когда единственным механизмом «мирного» урегулирования становится НАТО. Грубое насилие в отношении сербов, попрание норм международного права — это предупреждение всем нам… Россия должна начать формулировать новую геополитическую доктрину… Защищая сербов, мы защищаем Россию».

И сегодня, двадцать с лишним лет спустя, слова И.Р.Шафаревича не потеряли своей актуальности. Да, нам удалось остановить распад государственности, однако и внутри страны, и за ее рубежами постоянно раздаются голоса сторонников идеи раздробления России, сведения ее к территории Московского княжества. Общественно-политический мир наш очень хрупок, не случайно у нас до сих пор нет внятного ответа, какое наследие выбрать как историческую и духовную основу своего развития — наследие революции и коммунистического прошлого или наследие Империи и Православного мира. И сегодня русский народ остается самым многочисленным разделенным народом в мире. Процесс собирания русских людей, оказавшихся за пределами России, опутан бюрократическими препонами и идет крайне тяжело и медленно. Российские власти не защищают должным образом интересы русских в бывших советских республиках.

Академик оказался прав — мы стали свидетелями небывалого подъема русского духа в Крыму и Новороссии, действительно, жизнь научила там людей бороться за право называться русским, говорить на родном языке. Но приезжающие в Москву и Питер крымчане и приднестровцы с удивлением отмечают, как много среди столичных жителей «никаких» — граждан мира, которые подсчитывают, во сколько обойдутся России дотации Крыму.

Услышим предостережение И.Р.Шафаревича: «Угасание патриотизма — самый верный признак начала конца народа». И еще: «Русофобия вспыхивает всегда в критические моменты русской истории…» Это «духовный аналог СПИДа», поражающий центральную защитную систему народа.

В свое время Шафаревича не услышали наверху, когда он заявлял, что защищая сербов, мы защищаем Россию. Сегодня, слава Богу, у нашего руководства есть понимание, что уничтожая террористов в Сирии, мы защищаем Россию, потому что горький опыт показывает, если не остановить врага на дальних рубежах, неизбежно придется воевать на своей территории.

Остается актуальным и тезис И.Р.Шафаревича о том, что стержнем внутренней и внешней политики России должна быть твердая и последовательная защита своих национально-государственных интересов. Капитуляция грозит неизбежной гибелью нашего государства.

Ольга Решетникова

Поделитесь