Тень путешественников

«Совершенно определенно заявляю Вам, что переворот 25 октября 1917 года, свергнувший власть Временного правительства и установивший власть большевистских Советов, был совершен немцами через их агентов, на их деньги и по их указаниям».
Владимир Бурцев

2017 год — год столетия двух революций в России, роковым образом изменивших ход истории. Россия, находившаяся в полушаге от победы над Германией и её союзниками в кровопролитной Первой Мировой войне, в результате предательства Верховной власти со стороны генералитета и политической элиты, не только не смогла воспользоваться плодами победы, но была втянута в полосу внутренней смуты и гражданской войны, стоившей стране миллионов жизней, разрухи, голода и эпидемий.

Столетие большевистского переворота — печальный и тревожный юбилей. Давайте попытаемся понять, как случилось, что великая страна пала под натиском революции. Может быть даже постараемся извлечь уроки из прошлого, а главное — увидеть в нынешнем дне аналогичные взрывоопасные проблемы, которые могут быть использованы нашими врагами. А для этого почитаем годами оклеветанное «Общее дело», бывшего грозы провокаторов В.Л. Бурцева.

Бурцев Владимир Львович (1862—1942)
Родился 17 ноября. С 1907 г. в эмиграции в Париже. Историк, издатель, журналист. Издавал газеты «Общее дело» (1909—1910) и «Будущее» (1911—1914), «Наше общее дело». В августе 1914 вернулся в Россию. В октябре 1917 г. арестован, в феврале 1918 г. освобожден. Эмигрировал в Финляндию, затем во Францию, возобновил в Париже издание газеты «Общее дело» (1918—1922, 1928—1933), соредактор журнала «Борьба за Россию» (1926—1931). Скончался 21 августа 1942 г. Похоронен на кладбище Сент-Женьев-де-Буа под Парижем.  

*                  *                   *

Революционеры сумели использовать в своих целях реальные экономические, социальные, национальные проблемы и противоречия, существовавшие в стране, грамотно эксплуатировали чаяния и надежды народа.

Впрочем, сегодня уже ни для кого не секрет, что без финансовой помощи, политической и моральной поддержки Германии, США, Великобритании, отчасти Франции и других западных центров Февральская революция, открывшая двери беспощадным «комиссарам в пыльных шлемах» с «запломбированных вагонов», вряд ли была бы возможна.

В №17,18 «Общего дела» от октября 1917 года, издававшегося в Петрограде, за несколько дней до октябрьского переворота были напечатаны списки лиц «германских путешественников», приехавших через Германию во время ее войны с Россией с согласия немецкого правительства. В «паровозе», направлявшемся до остановки «коммуна», через все пограничные и таможенные кордоны Германии вместе с Лениным проскочили тридцать «пламенных революционеров»: Абрамович, Арманд, Бриллиант, Гоберман, Гребельская, Кон, Линде, Мирингоф, Морточкина, Пейнесон, Равич, Радомысльский, Ривкин, Розенблюм, Сулишвили, Ульянова, Усиевич, Цхакая и т.д., а за ними уже целый состав от Авербуха, Иоффе и Луначарского до Робиновича, Окуджавы и Эренбурга.

О «германских путешественниках», их поездке из Швейцарии так пишет Владимир Бурцев: «Во все время войны, до самой февральской революции, они, страха ради, сидели в Женеве и Цюрихе и оттуда вели свою пораженческую компанию. После февраля они решили осчастливить Россию своим прибытием». В сговоре с немцами участвовал агент германского генштаба Парвус (Гельфанд), а так же К. Радек, передавший Рюмбергу от имени Ленина просьбу о проезде революционеров. «На цюрихском вокзале при отъезде ленинцев, — пишет В. Бурцев, — их провожали немногие швейцарские социал-демократы, а собравшиеся меньшевики, социал-революционеры, оборонцы, социал-патриоты провожали криками: «Германские агенты! Изменники!»

Запломбированный вагон проследовал через Германию с остановками в Берлине и Франкфурте к порту Засниц, а дальше на пароме они отправились в Швецию.

Выполняя план переброски в Россию Ленина, немцы могли надеяться на сепаратный мир в случае если российская армия будет разложена и парализована.

У.Черчиль в своей речи 5 ноября 1919 г. так оценил «вагонную» акцию: «Ленин был послан немцами в Россию точно так же, как если бы послали склянку с тифом или холерой, что бы она была влита в воду, пытающую большой город, и это подействовало с удивительной быстротой… Россия пала!»

Записи В. Бурцева подтверждает и министр юстиции Временного правительства П.Н. Переверзев: «В начале 1917 года Германия дошла до крайнего предела напряжения, и ей необходим был самый скорый мир. Допрошенные по делу свидетели удостоверили, что Ленин (Фрей – один из его псевдонимов), проживая в Швейцарии, находился в постоянном общении с агентами германского генштаба, что Ленин посещал лагеря, в которых находились пленные малороссы, где вел пропаганду об отделении Украины от России.

После февральской революции германское правительство через Парвуса предложило Ленину и его группе проехать в Швецию через германскую территорию. Ленин это предложение принял. Старший представитель германского командования при «запломбированном вагоне», не стесняясь, говорил: «Ленин — это наш посол».

Уже через полгода после переворота В. Бурцев так характеризует большевиков в своем открытом письме: «Они являлись защитниками Учредительного собрания. На его защите была построена их борьба с другими партиями, а потом они разогнали Учредительное собрание после первого заседания! Они все время кричали против смертной казни, а потом сами ввели ее как систему, освятили повсюду самосуды, — чуть не каждый декрет их кончается угрозой кого-то расстрелять! Они всю Россию покрыли трупами! Стояли за свободу печати, а явились такими цензорами и гонителями печати, каких никогда не видела Россия! Были против террора, а превратились в страстных любителей тюрем, сделались самими жестокими тюремщиками!»

Далее Бурцев припоминает известную фразу Ленина, который сказал, что на одного настоящего большевика приходится 60 дураков и 39 мошенников. «Вот эти господа стали в настоящее время у кормила правления», — печально заключает Бурцев.

В своем сочинении «Юбилей предателей и убийц» Бурцев пишет: «Золотой эшелон — 18 вагонов, содержащих 5143 ящика и 1678 мешков с золотом и другими драгоценностями, получил Ленин». Часть золотого запаса России «вождь мирового пролетариата» через Оршу в 1918 году направил в Германию, немного серебренников появилось в открывшемся банке «Легионер» в Праге, сказочный вклад был сделан в сан-францисский банк летом 1920 года, что подтверждает У. Черчиль. Но это уже рассчитывался с Яковом Шифтом и Германо-Еврейско-Американским банком фирмы «Кун» Лейба Бронштейн (Троцкий), который в своем «Оправдании террора» заявил: Чтобы победить белых, мы ограбили всю Россию!..» И воцарила в стране диктатура лицемерия, трусости, соглашательства…

Многим и сегодня в столетие большевистского переворота припоминаются cлова Окуджавы:
… Я все равно паду на той,
На той далекой, на гражданской,
И комиссары в пыльных шлемах
Склонятся молча надо мной…

Как долго аукаются «германские путешественники запломбированных вагонов»?..

Николай Яременко

Поделитесь