ВСЁ БУДЕТ НЕПЛОХО

ank.jpg...Иоанн, Василий, Пётр,
Елизавета, Владимир, Ирина, Александр, Николай, Федот... возносятся в греческое
небо имена лемносских страдальцев. Поимённо перечисляет священник всех
упокоившихся в 1920—1921 годах русских людей на греческом острове Лемнос. «Души
их во благих водворятся, и память их в род и род».

 


А ведь буквально ещё
десять лет назад не только имена, но и сами русские кладбища были здесь
заброшены. И только благодаря Попечительскому совету Новоспасского монастыря в
Москве, добровольцам отряда «Лемнос» из забвения извлечены имена 375 человек,
офицеров, солдат, казаков армий А.И. Деникина и П.Н. Врангеля, членов их семей,
гражданских беженцев. Трудами подвижников слова молитвы «и память их в род и
род» воплощаются в живую память. Ибо пока о человеке молятся на земле — он с
нами.

В те далёкие годы
Гражданской войны более 30 000 наших соотечественников прошли через голод,
холод Лемноса, болезни, смерть взрослых и детей. На голых землях чужого
острова, под пронзительными ветрами создавалась сохранённая в сердце
изгнанников историческая Россия. В лагерях за колючей проволокой строились
мастерские, открывались палаточные церкви, создавались школы, детские сады,
училища, царил русский мироуклад. Прочитайте книгу Леонида Петровича
Решетникова «Русский Лемнос», и вам зримо представится вся трагедия жизни и
подвига русских людей на чужбине. И я уверен, вы поймёте, что такое Родина и
что значит её потерять. Что такое духовная сила православного человека и как в
смирении и терпении сохранить верность воинскому долгу, России.

 

Всё, что совершалось и
совершается на Лемносе по возрождению памяти наших соотечественников, иначе как
чудом не назовёшь. Сначала трое прихожан московского Новоспасского монастыря в
апреле 2004 года заинтересовались «Лемносским сидением» (ноябрь 1920—октябрь
1921 года) каза
elizaveti_shirinkinoi__.jpgчьих войск армии генерала Врангеля. Они приехали на Лемнос. Там
после долгих безрезультатных расспросов о месте русского кладбища им встретился
человек, который показал дорогу к заросшему колючей травой полю. Ни могил, ни
крестов. Идут по полю. Случайно (а случайн
о ли?) натыкаются на край ушедшей в
землю плиты. Рассказывают: «Руками расчищаем, читаем: «Елизавета
Ширинкина» (как после выяснил
и, ей был всего годик). Вот ещё плита,
расколотая, но слова читаются: «Таня Мухортова» (три с половиной
годика), и далее "Георгий Абрамов
" (четыре месяца)». На лемносских
кладбищах — 82 детские могилы. Самое большое детское кладбище после Беслана. А
недалеко союзное
кладбище воинов Антанты. Ухоженные газоны, ровные ряды белых
надгробий, памятники. Господи! Что же мы за иваны, не помнящие родства!

 

Вернувшись в Россию,
паломники взяли благословение у наместника Новоспасского монастыря архиепископа
Алексия (Фролова). Он не только благосло
вил стремление возродить память о
русских страдальцах на греческом острове, но и стал оказывать свою помощь.
Чудеса продолжались. Несмотря на противодействие посольств США и Великобритании
в Греции (остров — стратегическая военная база НАТО), а также
местных
коммунистов, удалось получить «в пользование» 40% русского кладбища на мысе
Пунда. Прошло всего пять месяцев с начала пути, и на русском кладбище был
воздвигнут мраморный Памятный крест. Воодушевлённые милостью Божией благоустроители
решили поставить церковь на кладбище.

 

Раб Божий Леонид
рассказывал мне со слезами на глазах: «Я стою на литургии в Преображенском
соборе Новоспасского монастыря. Рядом мой товарищ. Выходит дьякон и возглашает
сугубую заупокойную ектению: «Помилуй нас, Боже, по велицей милости Твоей,
молим ти ся, услыши и помилуй. Ещё молимся о упокоении душ усопших рабов
Божиих...» Внезапно исчезает иконостас, и я на этом месте вижу много, много
людей.
Впереди дети, девочки и мальчики, за ними женщины, потом офицеры в форме
Белой армии, казаки в папахах... и все они сливаются с южным чёрным звёздным
небом. Я опускаюсь на колени и плачу. Горько-горько. Ко мне подходит маленькая
девочка в платьишке того времени. У меня в голове сразу возникает её имя — Таня
Мухортова. Своей маленькой ладошкой она гладит меня по голове и говорит:
«Не плачь, всё будет неплохо». Потом подходит ещё одна малышка,
обнимает меня, и я слышу: «Не плачь, всё будет неплохо». Подходит
женщина и произносит то же самое. А я думаю: «Почему они говорят неплохо,
а не говорят хорошо?» А слёзы текут и текут... Они возвращаются к своим, и
все уходят в ночь. А я снова вижу иконостас и что стою на ногах, и уже звучит
молитва священника: «...упокой, Господи, души вождей и воинов живот свой
за веру и отечество положивших и всех повсюду лежащих православных
христиан...» «Я здесь всё время стою?» — спрашиваю товарища.
«Как стоял, так и стоишь». — «А ты видел что-нибудь?» —
«Нет».

 

Чувство увиденного долго
не отпускало меня. Я всё задавал себе вопрос: «Почему не хорошо, а
неплохо?» И только потом я понял, что они меня приходили приободрить, так
как нам, как мы узнали, запретили строить церковь, приезжать молодёжному
отряду, создавать детский лагерь. Но с Божией помощью и молитвами наших
лемносцев мы смогли договориться о многом. Хотя и не построили церковь, но
открыли мемориал с именами всех почивших на кладбище, каждый год приезжает
молодёжный отряд его благоустраивать, работает детский летний лагерь. Вот
почему не хорошо, а неплохо».

 

Двенадцатилетний мальчик,
вернувшись из детского лагеря на Лемносе, отвечая на вопрос мамы, что ему
больше всего понравилось, ответил: «Кладбище». Мама в огромном удивлении
спросила: «Почему кладбище?» «Мама, — ответил мальчик, — как ты не понимаешь.
Там похоронены наши предки. Они Родину защищали и веру Православную».
Согласитесь, такой ответ дорого стоит. Значит, России быть. Россия будет.

 

80 лет стирали из нашей
памяти подвиг дедов и прадедов, которые смирились перед Богом, но не смирились
перед злом большевизма. Ибо коммунистический интернационал уничтожал
традиционную, их Россию, строя на крови и насилии безбожное, антинациональное
государство.

 

Это сегодня уезжают за
рубеж за лучшей жизнью, чтобы в покое, сытости и потребительском довольствии
проводить дни земной жизни, бросая Родину на растерзание временщикам. Лемносцы
покидали Родину, чтобы сражаться, чтобы сохранить духовные ценности
исторической России.

 

Поэтому не только для нас,
русских с короткой памятью, искажённой годами воинствующего атеизма, но и для
греков русские изгнанники стали примером верности Православной вере. На
литургии в праздник Крестовоздвижения митрополит островов Лемноса и Святого
Евстратия Иерофей сказал: «Мощи русских мучеников лечат лемносскую землю».

 

Мы приезжаем на Лемнос,
чтобы зарядиться духом любви к России. И верим, что сбудется пророчество
преподобного Серафима: «Господь помилует Россию и путём страданий приведёт её к
великой славе».

 


Спаси, Господи, всех, кто
возвращает из забвения имена людей, за Веру и Отечество жизнь положивших.

АЛЕКСАНДР КРУТОВ      РУССКИЙ ДОМ                                                                                                                                                                                                                                          http://www.russdom.ru/                

        

                   

 

 

Поделитесь